Теракт в Новой Зеландии: 5 основных выводов

Теракт в Новой Зеландии: 5 основных выводов

Ночью в далёкой для нас Новой Зеландии в тихом и спокойном городе Крайстчерч произошло нападение группы правых экстремистов на две городские мечети. Они ворвались туда прямо во время пятничной молитвы и расстреляли прихожан. Более 40 человек убиты, более 30 ранены.

Для Новой Зеландии эта бойня стала крупнейшим терактом  в их новейшей истории и самым большим массовым расстрелом, который они помнили. Группу стрелков, учинивших расстрел, задержали. Одного из них даже успели идентифицировать. Им оказался активный участник альтер-правого движения, австралиец Брентон Таррант. По его словам, выложенным в специальный многостраничный манифест, он совершил нападение из-за угрозы мусульман, а себя назвал «белым мужчиной из бедной рабочей семьи», а также фашистом.

Как только произошло нападение, это стало шоком для многих, и тревожным звоночком для европейских стран, где проблема беженцев и отношений условного белого большинства и не белого меньшинства стоит особенно остров нынешнее время. Если в стабильной Новой Зеландии, где проблем с миграцией особенно нет, произошло такое, то что может случиться в Париже, Берлине, Мюнхене, Риме, Лондоне?

Однако более интересной для меня была реакция украинской общественности, по крайней мере, той части, которая с радостью бросилась комментировать это событие в социальных сетях. С чувством охотного любопытства, я наблюдал, как множество людей, которых я знаю, начали вываливать в дискуссию собственные мнения по поводу случившегося, используя различные, преимущественно заимствованные, тезисы и аргументы.

Именно эта дискуссия и побудила меня написать эту небольшую статью и сделать несколько выводов из того, что я увидел и услышал за последние несколько часов. Итак, начнём.

Вывод №1. Соцсети берут верх

Основной стрелок Брентон Таррант, перед тем, как совершить теракт, успел:

  • вывести свои действия в прямой эфир в Facebook;
  • записать видео-обращение из машины с презентацией своего манифеста;
  • опубликовать видео на Youtube;
  • откомментировать по своим действиям на Reddit;
  • объявить о случившемся на платформе альтер-правых «8chan»;
  • разослать ссылки на свои сообщения и видео через «зеркала» по всему миру.

И всё это, прежде, чем технологические гиганты типа Facebook и Twitter начали на это реагировать и лихорадочно чистить его посты, видео и комментарии уже после нападения на мечети. Видео расстрела людей в мечетях на Youtube было удалено лишь спустя восемь (!) часов после публикации. Видео и комментарий Тарранта к нему на Reddit «заметили» лишь спустя два часа после публикации, и до сих пор не удалили.

Трагедия в Крайстчерче показывает, насколько тесно переплетены мир реальный и мир виртуальный, и как даже волк-одиночка может успешно заявить о себе и донести свои деструктивные меседжи до нужной аудитории, став супер-звездой в считанные часы. На самом деле, это было блестяще опробовано террористом Андерсом Брейвиком в июле 2011 года в Норвегии, а сейчас взаимопроникновение мира людей и мира цифровой реальности лишь усилилось.

Вывод №2. Правые переходят к реальным действиям

По данным полиции Новой Зеландии, убийца был участником многочисленных альтер-правых движений и платформ, типа «8chan», а в своём манифесте он сослался на известную в стране правую консерватора Кандас Оуэнс, бывшую советницу американского рэпера Канье Уэста, который горячо поддерживает Дональда Трампа.

Расстрел мусульман Крайстчерча – свидетельство того, что многие сторонники ультраправых, консервативных и альтер-правых движений, начинают переходить к насильственным действиям. Последние, в их восприятии – это ответ на мировые угрозы, о которых они слышат ежедневно на своих онлайн-площадках, собраниях и от политиков, которым они симпатизируют, типа Дональда Трампа, или сенатора Новой Зеландии Фрейзера Эннинга, написавшего, что причина трагедии – это иммиграционная проблема и наплыв мусульман. Если раньше альт-правые были объединены в разные чатики и форумы, и ограничивались кибер-буллингом и обыкновенным троллингом в Интернете, то после 2016 года они стали более сильными и самоорганизованными. Победа их идола Дональда Трампа на выборах в США вдохновила многих правых в Европе и во всём мире, включая вот эту небольшую группу людей, сторонники которых и совершили теракт в Новой Зеландии.

На самом деле, ещё до Крайстчерча, расстрел 29 человек в синагоге Питтсбурга в США в прошлом году, уже должен был стать для многих тревожным звоночком. Тогда, такой же сторонник альт-правых, фанат Трампа, объяснял свои поступки также, как и в этот раз: угроза мигрантов, глобализация, защита национальной идентичности.

Правый экстремизм «белых националистов» будет возрастать в мире по мере их усиления в политическом дискурсе и дальнейшей эрозии старого либерального порядка, которую мы наблюдаем на протяжении последних нескольких лет.

Вывод №3. Раскол Западной цивилизации усилится

Расстрел людей в Новой Зеландии снова породил жаркие дебаты по поводу проблемы глобальной миграции, которая сейчас актуализируется на фоне обострения других общемировых проблем, связанных с демографией, экологией и экономикой.

Судя по всему, раскол в западном обществе на почве восприятия проблемы миграции и отношения к национальным государствам, как к таковым, размывающимся на фоне глобализации, подстёгивающей миграцию, будет усиливаться. Особенно острыми споры будут в Штатах, стране мигрантов, которая отказывается от мигрантов с лёгкой подачи администрации Трампа, перечеркивающей ценности, лежащие в основе американского общества.

Для США произошедшее в Новой Зеландии – это очередной массовый шутинг, который американцы привыкли видеть очень часто, только теперь с этно-религиозным подтекстом. И антагонист другой – белый европеоид, националист, своей риторикой напоминающий американского президента, что заставляет многих чувствовать себя неудобно. Либералы обрушились на консервативные медиа, правых политиков, Трампа и его команду, обвиняя их в разгоне ненависти, злости и расизма относительно приезжих мигрантов. Со своей стороны, поборники правого консерватизма в США продолжают доказывать, что мигранты – это «зло», подрывающее экономику США.

Гораздо более сложным трагедию в Крайстчерче воспринимают в Европе, где вопросы миграции давно уже стали предметом политической демагогии и популизма. Правящие элиты не желают видеть в этом инциденте зеркальное отражение собственных проблем, и предпочитают не замечать их. В отдельных государствах в самом разгаре находится предвыборная кампания. В других – вопрос мигрантов скорее замалчивается, чем серьёзно обсуждается.

На сегодняшний день вопрос мигрантов в Европе до сих пор воспринимается довольно шизофренически. С одной стороны, элиты часто повторяют, что их миграционная политика не была эффективной, необходимо усиливать границы и ограничить приём беженцев из стран Африки и Ближнего Востока. С другой стороны, они активно открывают свой рынок труда для мигрантов из Восточной Европы, Турции, Алжира, Туниса, Марокко и других стран Ближнего Востока и Африки, поскольку им нечем заполнить дыры на рынке труда.

Европейцы активно обсуждают пути урегулирования «миграционного кризиса», полностью игнорируя тот факт, что «кризис» затрагивает совсем не Европу, а сами страны Африки и Ближнего Востока. Около 5 миллионов беженцев из Сирии находятся в Турции, 3,5 миллиона – в Ливане, 1,5 миллиона в Иордании. Более 700 тысяч зимбабвийцев находятся в лагерях для беженцев у границы с ЮАР. Почти полмиллиона беженцев застряли на южных границах Алжира и Марокко. Ещё больше людей прибывают в Ливии, где их захватывают работорговцы. В сравнении с этим, то количество беженцев, которые попали в Европу, начиная с 2015 года – это ничто.

С одной стороны, ЕС опасается новой волны беженцев из-за конфликтов на Ближнем Востоке и в Африке. С другой стороны, они активно поддерживали многочисленные конфликты в этих странах (Мали, Судан, Ирак, Йемен), а в некоторых сыграли решающую роль (Ливия, Сирия). И до сих пор ЕС не желает вкладывать ресурсы в стабилизацию Ближнего Востока и Африки, преследуя свои пост-колониальные интересы, не всегда сочетающиеся с интересами самого государства.

Подобные двойные стандарты и двойная мораль, применяемая европейцами, и стала, на мой взгляд, корнем проблемы, которую они получили в 2015 году, и назвали её «миграционным кризисом». По мере усиления этого дуализма, раскол в европейском обществе ещё больше обострится, и я не исключаю, что там может произойти тоже самое, что и в Новой Зеландии.

Вывод №4. Эмоции и манипуляции – основа нынешней цифровой эпохи

Я заметил, что, несмотря на многочисленные цифры, официальные данные и статистику, которая нам доступна в открытом доступе, люди все ещё воспринимают вопрос беженцев и мигрантов исключительно сквозь призму эмоций, каких-то примитивных предубеждений и риторики, которую часто можно услышать от тех же национал-популистов.

Это особенность той эпохи, в которой мы живём. Происходит событие. Его немедленно разгоняют по социальным сетям и СМИ, максимально усиливая эмоциональную составляющую, сталкивая лбами комментаторов и лидеров общественного мнения, затем событие становится достоянием популистов в политике. Когда же появляется более-менее сбалансированная информация, никому это уже неинтересно. Эмоции, первые реакции и популизма – основа нынешней информационной эпохи, преследующие любой процесс обмена коммуникации.

Это сводит на нет практически всю журналистику в том виде, в котором она формировалась, поскольку стандарты не работают. Кроме того, это делает невозможным работу многих аналитических центров и экспертных групп, которым крайне сложно апеллировать к сознанию общественности, которое за минуты становится «отравленным» разного рода инсинуациями, вбрасываемыми в их голову.

По этой причине, европейцы до сих пор искренне считают, что их континент всё ещё страдает от «миграционного кризиса». Или, например, они верят в то, что подавляющее большинство беженцев живут на улице, бродяжничают, навязывают всем ислам и вовсю гнобят несчастных белых людей. Разрыв между тем, как Европа воспринимает проблему мигрантов, и реальным положением дел, колоссальный. Это порождает чудовищные недоразумения, которые, в итоге, приводят к тем страшным ошибкам, благодаря которым какой-то рехнувшийся человек, вне зависимости от расы, религии или пола, берёт оружие и идёт «вершить справедливость».

Вывод №5. Украинское общество «застряло» в прошлом

Забавно было наблюдать за реакцией украинской общественности на произошедшее в Новой Зеландии. Множество людей, являющихся активными пользователями социальных сетей, повторяли ту же мантру, которую в Европе и США распространяют правые силы. При этом любопытно, как многие украинцы, отвечая положительно на вопросы об интеграции в ЕС и НАТО, повторяют риторику национал-популистов из Европы, в то же время жалуясь на то, что они «агенты Кремля», выступающие за нормализацию отношений с Россией. Это, конечно, эпично.

Я пришёл к выводу (хотя я и раньше это знал, в том числе по социологии), что украинское общество – шовинистское, крайне незрелое в вопросах уважения прав человека и других наций, а в некоторых аспектах агрессивное и дикое. Наше общество застряло в прошлом, где-то на несколько веков, в плане восприятии окружающего мира, самих себя и своих отношений с соседями, родственниками и друзьями.

Возможно, многим не понравится подобная характеристика. Я от неё тоже не в восторге. Однако я убеждён, что в Украине стоит глубже и чаще обсуждать подобные темы, ибо та постсоветская патриархальность, закостенелость и закомплексованность, выливающаяся в соцсети в виде исламофобских, антисемитских, сексистских или других комментариев – это основа многих проблем Украины на социальном уровне.

Для Украины вопрос беженцев не стоит настолько остро, как во Франции, Германии, Австрии или Италии. Однако это – потенциальная угроза для нашей страны, ибо мы, как и Западная Европа, страдаем от демографического кризиса, и продолжаем его игнорировать. И если когда-нибудь там придётся задуматься над тем, чтобы привлекать мигрантов из-за рубежа на наш рынок труда, вопрос толерантности (не в понятиях безумных лево-либералов, а в плане всеобщего уважения к другим народам), равенства и понимания окружающего мира встанет невероятно остро, и может действительно перевернуть политический ландшафт Украины. Также, как это произошло в Италии, Польше, Венгрии, Греции, Швеции, Словакии, Чехии и т. д.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook

www.000webhost.com